August 18th, 2009

я

Несуны при капитализме

- cut -

Когда вы подъезжаете к автозаводу, можете встретить вереницу грузовиков, движущихся в сопровождении охраны. Они регулярно проделывают короткий путь: всего лишь перевозят материалы и комплектующие от одних заводских корпусов к другим. А охрана нужна, чтобы за эту несчастную пару километров какая-нибудь из машин не свернула в сторону и из нее ничего не испарилось.
По официальной и совсем недавно озвученной версии «Рос­технологии» (а тогда еще «Рособоронэкспорт») забрали себе «Автоваз» в конце 2005 года, чтобы спасти его от окончательного разграбления. «Если бы мы не пришли туда, я думаю что сегодня «Автоваза» бы точно не было. Завод дышал на ладан, там разворовывали все. Третья смена работала полностью на бандитов. <...> Все, что было под рукой, успели собрать – вывезли», – рассказывал Сергей Чемезов.
Хищения процветали (а судя по словам сотрудников «Автоваза» разного уровня, по-прежнему происходят) на многочисленных стадиях длинного технологического процесса – от поступления материалов до отгрузки готовых автомобилей и переработки производственных отходов. Например, замначальника одного из цехов пояснил «Ф.», что сам не может вывезти материалы за территорию, но есть возможность договориться об их продаже скупщику внутри завода. Что с ними происходит дальше, он не знает. По словам специалиста, который работает в другом подразделении, к корпусу может просто подъехать машина с посторонними номерами, у водителя которой на руках имеется полный комплект документов на вывоз со всеми подписями, и ее нагружают и выпускают.
Один из собеседников рассказал, что раньше ему приносили абсолютно чистые бланки, на которых уже стояла подпись вице-президента, и предлагали дополнить своей подписью за вознаграждение в 500 рублей. «В эти схемы вовлекают двумя вещами: предлагают деньги, а если человек отказывается, то запугивают. У всех есть в городе дети, родители, родственники», – говорит сотрудник группы учета одного из вспомогательных цехов.
Рассказывает контролер ОТК, работавший несколько лет назад в механосборочном производстве: «По транспортеру к нам поступали уже полные готовыми деталями небольшие контейнеры. Задача каждого контролера – снять один из якобы проверяемых контейнеров с ленты, рассовать его содержимое по карманам и отнести в специальное помещение. Там накапливался большой объем деталей за всю смену». При этом за участком, о котором идет речь, был закреплен смотрящий. «В цехах таких людей знают в лицо. Подходит он, например, к слесарю, просто показывает пальцем, что и куда нужно положить. Вечером или ночью подъезжает транспортер, все это вывозится».
Наряду с комплектующими и материалами с завода исчезают тысячи собранных машин. В судах находятся уголовные дела по хищениям в 2002–2004 годах. Только по одному из них, связанному с отгрузкой автомобилей в адрес зарегистрированной в Германии фирмы «Валлис Ханделс», сумма претензий составляет $500 млн, то есть свыше 15 млрд рублей. При этом ответчик неизвестен и «реальное взыскание указанных убытков сомнительно». Для сравнения: объем нынешней прямой гос­поддержки «Автоваза» – 25 млрд рублей.
Следы маразма. Удалось ли искоренить масштабные хищения? Завод не раскрывает суммы списаний из-за недостачи имущества. Аналитики Банка Москвы, «Велес Капитала» и «Метрополя», к которым обращался «Ф.», не смогли вычленить эту статью в вазовской финотчетности. Пресс-служба «Автоваза» вежливо отказала «Ф.» в организации интервью на тему финансовых показателей завода. В последнем отчете упомянут всего один свежий, но примечательный прецедент. Не далее как в феврале обнаружена недостача 4,5 тыс. автомобилей на 853 млн рублей, которые куда-то делись со складов управления региональных поставок. Тем не менее, по словам рядовых вазовцев, по крайней мере, с неприкрытым воровством деталей они сталкиваются реже, чем до прихода москвичей.
Первое, что сделал «Рособоронэкспорт» после смещения Владимира Каданникова, – попытался взять под контроль заводские проходные и КПП. Сотрудников ОМОНа свозили в Тольятти из разных городов. По неофициальной информации, подключили только те регионы, в которых не присутствовала влиятельная самарская группа «Сок». К 2005 году она уже почти закрепила за собой «Автоваз», ведь из-за кольцевой структуры собственности завод находился полностью в руках тех, кто им управляет. Директор по охране, считавшийся выдвиженцем «Сока», был снят в первую очередь.
«В начале 2006 года настало настоящее затишье. Даже бандиты притихли, вообще никакого воровства. Но это продолжалось недолго. То тут, то там снова стали появляться “нужные люди”», – вспоминает один из собеседников. Он стал свидетелем печального эпизода. Поскольку новое руководство объявило громкую войну хищениям и призывало звонить по телефону доверия при малейшем поводе, один из работников так и поступил. В цех приехали омоновцы в масках, положили на пол двоих человек, выносивших коробки с деталями. Затем начались звонки по мобильному, полчаса все ждали на своих местах. Конец спектакля оказался неожиданным: омоновцы извинились перед задержанными и ушли. А сознательный работник остался в одной компании с попавшимися ребятами.
Как ни парадоксально, но под флагом борьбы с хищениями новое руководство умудрилось и навредить заводу. Когда начались проверки на производстве, начальники цехов, участков, мастера подчас не знали, что им делать с огромной массой неучтенных материалов и комплектующих. Все это следовало уничтожить любой ценой, чтобы не нажить проблем. Один из собеседников «Ф.» не отрицает, что дал указание в течение нескольких дней выбросить под видом бытовых отходов несколько тонн дорогих металлических заготовок, стоимость которых, по оценке, превышала 11,4 млн рублей. Если это был вклад маленького участка, и то же, очевидно, происходило повсюду, то какая сумма испарилась в масштабах автогиганта?

- cut -

from http://www.finansmag.ru/95022/

via http://community.livejournal.com/spb_auto/7329688.html