Дмитрий Максимов (dmitry_maximov) wrote,
Дмитрий Максимов
dmitry_maximov

Рельсы.

http://17ur.livejournal.com/274446.html


Рельсы.
Фургон трясло, и только по этой тряске можно было догадаться о его скорости – дорога под колёсами предполагалась сравнительно качественной.

Вениаминов подумал о том, чем эта ночная гонка может закончиться, и успокоил себя предполагаемым искусством водителя – или какими-нибудь гаджетами, которые удержат фуру с надписями Grepher Expedition на дороге и не дадут ей… после чего Вениаминов опять подумал, чем эта ночная гонка может закончиться.

- Короче, местность оцеплена вэвэшниками. Дороги перекрыты вплоть до тропинок. Ловим маньяка, который совсем уже помутился.

Это сказал Лейтенант, которого Вениаминов не знал по имени, хотя был знаком с ним почти год. Лейтенант сидел возле стенки с электроникой, похожий на настоящего, американского спецназовца, а не на отечественного киногероя, скрипящего мышцами и щёлкающего затвором где-нибудь вдали от цивилизации. Даже свой камуфляж Лейтенант ухитрялся носить как выходной костюм. И у него не было автомата, как у спецназовцев в кино, только крупная кобура на поясе.

- Поймают, набьют морду и отберут телефон или мыльницу. А то наснимают, уроды.

- А если перешлют фотку кому-нибудь? – спросил Вениаминов. Лейтенант хмыкнул:

- Вообще объект довольно агрессивен, если подойти близко. Сами же нас учили. Кинется и заломает. Так что хороших фоток не будет по-любому. Тем более никто не станет стоять и тыкать в клавиши, пересылая. Побегут, крича «мама». В ментовские объятия.

- А что со стрелочником на переезде, или как он там называется? – этот вопрос Вениаминов задал ради очистки совести. Лейтенант хмыкнул ещё раз.

- Задержание опасного преступника, - объяснил он. – Ну, а если «как он там называется» увидит слишком много…

Лейтенант пожал плечами. Это было не его дело. Точнее, его, но не подлежащее обсуждению с Вениаминовым. Пусть даже Вениаминов инноватор, молодой доктор, без пяти минут академик и обязательный сотрудник в таких вот суматошных ночных выездах. Уже в третий раз.

Без пяти минут академик посмотрел на остальную группу захвата, вооружённую малюсенькими пистолетами-пулемётами и громоздкими устройствами, предназначенными для метания сетей или чего-нибудь эдакого. Группа, сидевшая на скамьях вдоль боковых стенок большегрузного фургона объёмом с чулан на даче олигарха, посмотрела на Вениаминова в ответ двенадцатью бесстрастными, пустыми глазами. «Этих заломаешь», - подумал Вениаминов.

- Пять минут до места, - объявил Лейтенант. – Слушай, академик, как тебя угораздило такое выдумать?

Каждый выезд он это спрашивал. Уже в третий раз.

- Это не я, - отпёрся Вениаминов, как обычно. – Вернее, я, но практическое применение… короче, для другого совсем.

- Это для кого?

- Для тебя, - показал пальцем Вениаминов. – Если тебе в Чечне чего-нибудь оторвало бы. Биосервоприводы, всё такое. Наноармирование. Самовосстановление.

Вениаминов сделал беспомощный жест, как бы говоря «ну что тут тебе можно объяснить».

- Когда его это самое… ну, кто-то схватился за соломинку. Чтобы ещё хоть чуть продержаться. Потом всё это окончательно отказало, но тогда сработало.

- А, понятно, - согласился Лейтенант. – А если… - И он постучал себя согнутым указательным пальцем по виску под пятнистым кепи. Вениаминов пожал плечами.

- И это тоже. Нанотехнологии. Нейронные цепи восстанавливаются. То есть это сейчас они восстанавливаются. А в девяносто-то восьмом…

Вениаминов вспомнил про подписки и умолк, хотя все здесь и так всё знали. За исключением, конечно, некоторых имён. То есть и имена они тоже знали или предполагали, если бы занимались предположениями. Секрет состоял в порядке цитирования этих имён. Вот порядок цитирования полагалось знать только людям, в список цитирования входившим, и ещё каким-то неприятным типам с длинными сухощавыми лицами и почти незаметным акцентом. Вениаминов видел их несколько раз, и типы эти ему не понравились.

Лейтенант вздохнул.

- В третий раз ловим. Убегает всё дальше. Самообучается, что ли?..

Вениаминов тоже вздохнул.

- Ты в самом деле хочешь знать? Ты за это деньги получаешь?

Лейтенант махнул рукой.

- Да ладно… В первый раз его в том же районе поймали, но двух придурков он смял. Менты ловили, прикинь. С пистолетами.

Вениаминов это знал. Со второго раза ему лично полагалось участвовать в выезде на ловлю объекта.

- Пули его не берут, он восстанавливается, - сообщил Вениаминов известное собеседнику.

- Во второй раз ловили мы с тобой, но ушёл далеко по улицам, так? Помнишь? Прятаться ума не хватило. Как всё это дело наружу не вышло, не понимаю. В третий раз он в мусорке уехал, зарылся. Ладно, поймали, ты видел. Теперь вообще неизвестно, как он сюда добрался и, главное, зачем… Слушай, а почему его вообще обратно закапывают, а не к тебе в лабораторию?

Вениаминов скривился.

- Лейтенант, ну ты головой думай. Тебе это знать надо? Кто мне его резать позволит? Семья его? У меня другие… - Вениаминов запнулся на слове «образцы»; Лейтенант смотрел на него с каким-то брезгливым восхищением. – Короче, у меня работа на другом материале идёт. Всё нормально. Поймаете, я его обработаю нейтрализующим агентом, потом обратно в ящик. Я расписываюсь на этих актах под грифами. Как лицо допущенное. Только прочнее надо. Приковать ещё можно. И минимум пару месяцев спокойствия. Всем. В том числе… - Вениаминов показал пальцем на крышу фуры, под которой подмигивала многохитрая электроника непредставимого назначения.

- Кащей, блин… - сказали в группе захвата. Вениаминов повернулся, но кто именно сказал, осталось для него тайной.

- Так, молчим, - посоветовал Лейтенант. – Подъезжаем. Готовность.

Вспиликнула рация, пиликанье прервалось шипением, из которого прорезался голос.

- Он по-прежнему на переезде, уже полчаса. Сперва обходил кругом, теперь вышел на линию. Спокоен. Огляделся. О, о, о. Упал. Этот… стрелочник на него пялится из окошка. Недавно. Спал он, что ли. Давайте уже, ловите. Воркутинский скоро.

То ли говоривший хихикнул, то ли связь была ни к чёрту.

«Нет, он точно не стрелочник, там ведь стрелок нет», - подумал Вениаминов, когда навалившаяся инерция торможения повела его в сторону со скамьи. Распахнулись дверцы, группа захвата не торопясь подалась наружу. Объект, когда его не раздражали, был пассивен, а время покамест терпело.

Лейтенант зевнул и поманил Вениаминова пальцем, приглашая его выбраться из фургона.

Переезд рядом с древними, давно не асфальтированными перронами был пустынен. Шлагбаумы гордо указывали в ночное небо, горели фонари, на втором этаже кирпичной башенки прилип носом к стеклу не-стрелочник. «Это не моё дело», - подумал про него Вениаминов. Не-стрелочник то ли ещё не разъярился, чтобы выйти на переезд и очистить его от объекта, то ли успел рассмотреть объект в подробностях и теперь пребывал в тихом тоскливом шоке. Вениаминов такое видел и внутренне понимал.

Объект лежал на синтетическом покрытии переезда лицом вниз, раскинув руки и ноги, упираясь лицом в сверкающую под фонарём рельсу. Объект был больше размерами, чем при жизни. Честно говоря, даже больше, чем в прошлый раз. Вениаминов посмотрел на двух-с-четвертью метровую тушу в изодранном костюме, не подававшую признаков жизни, и подумал, что надо бы перекрутиться и исподлиться, но получить разрешение на эксперименты. Дойти хоть до имён из списка, хоть до сухощавых неприятных типов с акцентом.

Мало ли что семья против. Нейтрализующий агент нейтрализующим агентом, однако нано-машины продолжали восстанавливать плоть, даже когда объект пребывал в кататонии. Когда он в очередной раз вырывался на волю, то восстанавливал и увеличивал массу, поедая всё на своём пути. Правда, всякий раз это длилось недолго; и смотритель кладбища в том единственном случае, когда дело могло дойти до каннибализма, успел убежать. Так что объект обычно довольствовался землёй и ветками. Наномашинам было всё равно. Бесценная для науки информация.

Группа захвата рассыпалась полукругом – это походило на голливудский фильм, чьему сюжету, собственно, события и соответствовали. Метатели сетей и всего такого прочего были взяты наизготовку. Лейтенант резко выдохнул, как будто собираясь принять рюмку водки.

- Накрываем по команде и тащим. Напоминаю забывчивым: он, сука, сильный. Пеленаем так, чтобы не дёргался. Потом в фуру его.

Объект, до которого группе оставалось около десяти метров, вдруг заворочался. Почуял, что ли? Из-под объекта донеслись невнятные стоны, и неожиданно он перевернулся на спину. Взметнулись жидкие белые волосы, распухшее синее лицо уставилось на звёзды и уходящую со снижением в сторону леса луну.

- Н-н-н-н-н-м-м-н-н-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у!.. – сказал объект. Вениаминов заметил, как не-стрелочник в освещённом окне тихо сполз по стеклу. Догадался.

- Рас-сияне! – плаксиво крикнул объект. Крикнул громко. - Дыр-рагие рас-сияни!..

Вениаминов чуть не упал в обморок. Ночной пейзаж поплыл перед глазами.

- Ох ты бля, - только и буркнул Лейтенант. – Говорить научился.

И скомандовал:

- Пошли!!

Взметнулись сети, простучали по асфальту ботинки с высокой шнуровкой. Объект, опутанный синтетическими нитями, принял бой и даже успел подняться. Сети трещали, один из группы захвата подвернулся под удар верхней конечности объекта и отлетел к полосатому ограждению, однако остальные в течение нескольких секунд лишили объект всякой подвижности. Заткнуть ему рот оказалось нечем. «Да и как? Отхватит руку напрочь», - подумал Вениаминов.

- Дыр-рагие рас-сияни! – голосил объект. – Я-а, п-нимаиш, я-а… н-н-н-н-м-м-н-н-м-у-у-у-у-у… рельсы, п-нимаиш!.. Лё-ог! Я-а!.. рас-сияни!.. на рельсы!..

Четыре здоровых лба волокли объект по направлению к фургону. Объект, упакованный и обмотанный какой-то широкой лентой, дёргался. Ещё один из группы захвата оказывал помощь попавшему под отмашку объекта сотоварищу. Лейтенант горячо объяснялся с типом в штатском, неизвестно откуда оказавшимся на дороге. В руке у типа была рация. Другой рукой он показывал на кирпичную башенку, в окне которой уже не виднелся не-стрелочник. Вениаминову по-прежнему было дурно, и к разговору он прислушаться не мог.

Теперь надо было ехать обратно в институт, подписать приёмочные документы и слушать по дороге… Без пяти минут академик сел на асфальт и обхватил лысеющую голову руками.

- Рас-сияни!.. – доносилось из фуры, с реверберацией. Лейтенант сказал типу «это не моё дело, пусть менты разбираются» и пошёл к фургону. Тип сплюнул. Проходя мимо Вениаминова, Лейтенант остановился и помог без пяти минут академику подняться.

- Да ладно, - сказал он. – Дадим очередную подписку.

Подумал и добавил с кашляющим хихиканьем:

- Вот если бы этот насчёт сортиров пообещал, кхе-кхе, тогда бы я боялся, да…

После чего осёкся:

- Чего ты на меня так смотришь? Они, что все твою терапию нынче проходят?

Вениаминов кивнул и, пошатываясь, полез по откидной лестнице внутрь фуры с надписью Grepher Expedition на бортах.

- Пустите, п-нимаишь, меня!.. – орало ему навстречу синее, колышущееся, с раздавленным носом, едва видным из-под множества ячеек сети. – Н-н-н-м-м-м-н-н-н-я-а-а-а рельсы ждут!..

Вениаминов кивнул ещё раз, сел на скамью, стараясь не задеть ногами огромный дёргающийся свёрток, прикрыл глаза и закрыл уши ладонями.

Через некоторое время фура тронулась с места.

© 17ur
Tags: политика, юмор
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments