?

Log in

No account? Create an account
 

Все, что вам нужно знать о путинских правоохранительных органах - Дмитрий Максимов

About Все, что вам нужно знать о путинских правоохранительных органах

Previous Entry Все, что вам нужно знать о путинских правоохранительных органах 7 июн, 2015 @ 15:20 Next Entry
https://openrussia.org/post/view/7683/

— Они говорили: «Надо выступить по российскому телевидению, сказать, что вас прислали украинцы с целью ведения антироссийской деятельности. Если переживаете, что у вас будут проблемы на родине, то Россия готова дать вам убежище и российское гражданство, но вам надо будет отказаться от украинского гражданства. А не хотите — просто выступайте по телевизору, а потом можете ехать, куда хотите: по России или в Украину».

— И что было потом?

— Меня начали бить. Сначала били в райотделе полиции, били по мужски; пугали: в шприц набирали какую-то жидкость, говорили, что обколют, что причинят вред здоровью. Это было первые три дня. Потом об этом в материалах дела было написано, что «проводили проверку», в которой участвовали оперативник контрразведки, специалист по невербальной коммуникации и другие. Потом перевезли в райотдел УФСБ города Обоянь Курской области.

Разговоры обычно вели пять человек. Сначала это были сотрудники УФСБ по Курску, потом уже приезжали люди из Москвы.

Они говорили: «Сейчас никто не знает, где ты находишься, мы тебя отдадим Кадырову, ты будешь у него псом». Запугивали, и я прощался и со свободой, и с жизнью, потому что они пугать умеют. Трое суток не давали ни спать, ни есть. Они выходили из кабинета, возвращались и говорили: «Твой друг Богдан дал на тебя показания».

Потом пришел сотрудник ФМС и сказал, что у него нет никаких сведений о том, что мы легально пересекли границу. Я сказал, что это все видно на видеокамерах: на украинской границе и на русской. А он: «У меня в базе ничего такого нет. Я буду подавать в суд, потому что вы нарушили административное законодательство России».

...И что интересно: по решению суда в течение 10 дней меня и Богдана должны были выдворить на Украину и запретить нам в дальнейшем въезд в Россию. Честно говоря, мне совсем уже не хотелось возвращаться в Россию. И вот десять дней мы сидели в спецприемнике для иностранных граждан. Условия там хуже, чем в СИЗО: камеры переполнены, электрических розеток нет, душ только холодный.

Проходит десять дней — но нас в Украину не выдворяют. Родственники о нас по-прежнему ничего не знают. Мы просто исчезли. И тогда мне удалось через сокамерника, которого выдворяли на Украину, передать записку, что я в беде и что мне срочно нужен адвокат.

На следующий же день ко мне пришел адвокат, нанятый моим другом по интернету. Адвокат сказал, что будет заниматься моим делом, будет обжаловать, почему не исполняется решение суда и почему меня не выдворяют на Украину. Эфэсбешники удивились, как я заполучил адвоката. И через день или два приехал спецназ ФСБ с оперативниками. Меня вывели из камеры, надели наручники, мешок на голову, парни спецназа — в масках: я понял, что будут бить. Посадили в уазик на заднее сидение и давай дубасить: в живот, в голову. Запугивали, кричали. Потом объявили: «Сейчас будет встреча с очень важными людьми, и надо хорошо себя вести». Доехали мы до управления УФСБ по Курской области. С меня сняли мешок и завели в управление, в какой-то кабинет. Там диванчики, стол накрытый, сервированный, и сидят два солидных дядьки в костюмах, добрые. Начинается разговор: где родился, почему был на Майдане и т.д и т.п.

— Они представились? Показали документы?

— Никто никогда не представлялся. Я, конечно, всегда просил, чтобы они представлялись, но бесполезно. Они мне опять сказали, что если я хочу выбраться отсюда, то надо выступить по телевидению и встретиться с журналистами.

Я знал, что будут бить, и я поел то, что стояло на столе. И такие разговоры длились несколько дней: «Скажи, что ты от Яроша из ''Правого сектора'', скажи, что ты от Наливайченко (Валентин Наливайченко — глава СБУ Украины. — Открытая Россия)». Но я на эти предложения не реагировал и уточняющих вопросов не задавал. Они меня уверяли, что власть на Украине захватывают американцы и что если я выступлю по российскому телевидению, то буду бороться не против своего народа, а за свой народ.

Я объяснил, что мне это не интересно и не нужно. Тогда снова зашли парни в масках, пару раз ударили, начали душить и говорят: «Ты подумай». А солидные дядьки в костюмах сказали этим парням в масках: «Забирайте его». И я понял, что будут бить жестко.

...Они снова посадили меня в микроавтобус, и там опять сидели парни в масках в форме спецназа, опять надели мешок на голову, сзади застегнули наручники, и минут за десять руки полностью немели. Повезли в неизвестном направлении. Я понял: будут пытать. Долго ехали по полевой дороге, завезли в лес — я молился, прощался с жизнью. В уазике сидели оперативник местного УФСБ и два бойца спецназа, одного из них я мог бы узнать — он поднимал маску, и я помню, что у него характерная челюсть.

Когда меня выбросили из уазика, я получил сильнейший удар в пах. Потом подняли за руку: такая пытка называется «ласточкой» — это когда руки сильно сзади выкручивают.

Когда у тебя на голове мешок, ты не знаешь, куда будет следующий удар, и, например, если тебя бьют в живот, ты не можешь пресс напрячь и смягчить этот удар.

Психологически через 20 минут становится очень страшно, хочется вырубиться, исчезнуть, подписать все что угодно, только чтобы эти пытки прекратилось.

Поэтому не правы те, кто, например, осуждают соучастников Олега Сенцова, которые дали показания: они это сделали, потому что под такими пытками можно любые показания подписать.

— Что было потом?

— Так они меня избивали, наверное, минут сорок, и я думал, что нет никакой надежды. А потом кто-то из них сказал: «Если ты считаешь себя таким героем, то завтра возьмем тебя и Богдана и посмотрим, кто дольше продержится».


Почитайте, там вообще много интересного.
Оставить комментарий
Top of Page Разработано LiveJournal.com